Кристофер Уокен: упырь — это нормально-2

кристофер уокен показывает карту

Начало

PLAYBOY:  Повлияло это как-то на вас?

УОКЕН: Да, но это пошло мне во благо. Потому что я узнал все, что нужно о них знать, и с тех пор ни-ни. Даже не хотелось никогда, и уговорить себя ни разу не дал. Как только наркота перестала быть интересной мне, я тут же перестал быть интересным ей. Мы с ней друг друга бросили. Такие вот у нас отношения.

PLAYBOY: У вас когда-нибудь был кислотный бэд — трип?

УОКЕН:  О да, был. На самом деле именно из-за него я и бросил. Я даже слушать о кислой с тех пор не желаю. У меня со всем так. То же произошло и с сигаретами, когда мне было под 40: как только я начал чувствовать, что мне из-за них плохо, я тут же бросил курить. Мне в этом плане повезло. Есть точка, на подходе к которой твои тело и мозг говорят тебе, что ты должен сделать. И если ты это игнорируешь, ты просто дурак.

PLAYBOY: Шон Пенн сказал, что у вас в крови поэзия, только вот непонятно от кого: от ангела или от Сатаны.

УОКЕН:  Какая прелесть. Если ты можешь сыграть одного, то сыграешь и другого.

PLAYBOY: А в кого из двоих вы верите?

УОКЕН:  Рай и ад? Увольте. Жизнь после жизни, только так. В смерть я не верю. Я помню, как ребенком стоял на похоронах дяди, смотрел на него и думал: я не верю во все это, в этом нет смысла. И до сих пор так думаю. На днях я смотрел по телевизору фильм с актером, который мне очень нравится. Потом я вдруг вспомнил, что он давно умер. Но он не мертв, вот в чем штука; вот же он, на экране! Жизнь для меня слишком замечательна, чтоб я вот так вот взял и поверил, что она кончится.

PLAYBOY: Энди Уорхол неоднократно упоминал вас в своих дневниках, по большей части одновременно упоминая некую журналистку по прозвищу Тинкербелл. Вы ее помните?

УОКЕН: Да, конечно. Ее больше нет с нами.

PLAYBOY:  Уорхол пишет: «Она рассказывала, как обычно справляется с теми, кого интервьюирует. С Кристофером Уокеном она справилась так, что его жена была очень расстроена». Как ваша жена об этом узнала?

УОКЕН:  Я никогда не знал Тинкербелл с этой стороны. Я помню ее еще с тех времен, когда шастал по клубам. Постоянно встречал ее в Studio 54.

PLAYBOY: Уорхол написал в дневнике 16 января 1979 года: «Тинкербелл спросила, как мог я растрепать людям, что она откуривала у Криса Уокена, а я сказал, что я никому об этом не говорил и, мало того, вообще не знал».

УОКЕН:  Слушайте, я не знаю, это такие люди, на самом деле… ну да, обо мне можно рассказать какие-то вещи, но вот это я буду отрицать полностью.

PLAYBOY: 14 марта 1985 года Уорхол написал по поводу вас и Микки Рурка, что после вечеринки Дино Ди Лаурентиса в «Ало Ало», перед тем как Рурк удалился в обществе нескольких девушек, «он и Крис Уокен подарили друг другу прощальный поцелуй в губы, так нежно, так по — гейски. А Крис Уокен был так пьян, он говорил, что устал от своей шевелюры, он покрасился в блондина и хотел перекраситься».

УОКЕН: Да, я помню, там был Микки. Он налил мне какой-то странный зеленый напиток. Актеры иногда целуют друг друга, но я не думаю, что то был поцелуй в губы. Едва ли между мной и Микки что-то было. Все это звучит как сюжет для хорошей книги.

PLAYBOY: В 1973 году в шоу «После полуночи» вы признались, что ощущали вашего героя Бассанио в «Венецианском купце» как бисексуала и — цитирую — «полагаю, так же я ощущаю и себя самого, мне горько осознавать, что я связан брачным обетом с гетеросексуальностью… моя голова бисексуальна».

УОКЕН: Что, я и впрямь так сказал? На самом деле я думаю, что голова актера не бисексуальна — она асексуальна. Мне нравятся статисты, они бесполы. Актрис я называю актерами. Актер должен видеть историю с такого количества сторон, с какого вообще возможно. Видимо, это я и имел в виду, когда произносил те слова. Хотя та постановка «Венецианского купца» и впрямь была завязана на гомосексуализме. Так хотел режиссер.

PLAYBOY: А что подумала ваша жена, когда узнала о тех ваших словах?

УОКЕН: Жена давно ко мне привыкла. Ей уже столько про меня рассказывали…

PLAYBOY:  Вы рады, что вы не женщина?

УОКЕН:  Мне это нравится по ряду причин. У парней лучше получаются дела, какими бы они ни были. Родившемуся парнем в жизни проще. Я не хочу сказать, что мужчины лучше женщин, просто мужчины и женщины — разные люди. Тут по большинству критериев не может быть вообще никакого сравнения. Возьмите такую вещь, как рождение ребенка. Мозг мужчины попросту не заточен под понимание этого. С другой стороны, женщине тоже не объяснишь, что такое стояк. Все это не имеет никакого отношения к количеству и качеству мозга, просто мужчины, образно выражаясь, получают лучших агентов. Они приходят в наш мир с большими шансами построить карьеру и вообще преуспеть в разных областях.

PLAYBOY:  Вспомните свой самый сильный в жизни испуг.

УОКЕН: Это произошло, когда я застрял в лифте с 800 — фунтовой гориллой.

PLAYBOY: Серьезно.

УОКЕН: Бодлер как-то сказал: «Я чувствовал ветер под крылами безумия». Такое произошло со мной, когда мне было за 40. Я действительно тогда испугался.

PLAYBOY:  Вы пытались получить помощь профессионалов?

УОКЕН:  Я пробовал, было два или три визита. Доктор был очень приятным человеком, но я сказал ему: «Это не то, что я хотел бы делать». И он ответил: «Да, ты прав». Ты должен иметь четкое ощущение самого себя и перспектив своей жизни, порой расширяя кругозор и понимая, что со своим сознанием надо вести себя смелее. Не стоит его бояться, надо просто в него нырнуть.

PLAYBOY:  И в какие же степи вас уносит ваше сознание?

УОКЕН:  В моменты такого самокопания я всегда осознавал себя наименее важным объектом из всех существующих. Я выполнял самую неинтересную работу, был последним, кого люди хотели бы видеть рядом с собой. Но большинство моих проблем выглядели полной фигней по сравнению с проблемами людей, больных раком, или тех, у кого что-то случилось с близкими.

PLAYBOY: Да уж, крылья безумия — вещь и вправду серьезная.

УОКЕН:  Это точно. Но с ума ведь сходят абсолютно все люди. А к сумасшествию автоматом прилагается щепотка жалости к себе. Так вот, поняв, что внутри тебя ноет эта штука, зацикленная сама на себе, просто будь смелым. Кто-то как-то раз сказал мне, что все мы рукопожаты, просто кто-то пожал более правильные руки, чем все остальные. Поэтому нет смысла завидовать окружающим. Каждый человек — центр какой-нибудь вселенной. И лучшее, что ты можешь сделать, остаться уникальным собой.

1 Kомментарий

  1. Блин, сказала бы красавчик, да язык не поворачивается, родители приучили всегда говорить правду(

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован


*


Капча загружается...