Кира Найтли – обольстительница сердец

кира найтли интервью

Предлагаем вашему вниманию  эксклюзивное интервью с Кирой Найтли, данное корреспонденту журнала «Психология».

Я слишком рано стала взрослой

Моя реакция выразима только в ее словах. В этих ее fuck, shit и прочих «матерях». Кира Найтли так разговаривает — и получается вовсе не грубо, не вульгарно. Во всяком случае, органично. Наверное, потому что глупостей она не говорит. Она подсела за мой столик во вполне затрапезном кафе в Ноттинг — Хилле и деловито открыла принесенный ноутбук. Что-то в нем запустила и развернулась ко мне со словами: «На случай, если вас интересует, какая моя роль мне нравится». На экране девушка в мотоциклетном костюме цвета беж под низкое джазовое женское пение «Это мужской мир» оседлывает мотоцикл цвета беж. Новый образ аромата Coco Mademoiselle. Рекламный клип. И только. Но та девушка на экране… Обольстительница. Похитительница сердец. Таинственный, влекущий объект желаний…

А девушка передо мной — просто интересная девушка. Черная рубашка с поднятым воротником, джинсы. Ботинки на шнурках, плотно облегающие узкую лодыжку. Она высокая и худая — именно худая, не элегантно тонкая, а подростково — угловатая: джинсы обтягивают косточки бедер, косточки запястий выглядывают из-под рукавов… У нее веселые быстрые глаза, коротко остриженные ногти, короткое каре. Разговаривает короткими фразами, по — лондонски коротко выдыхает гласные, укорачивает слова, торопливо глотая окончания. Сосредоточена, не отвлекается от разговора и даже в окно, рядом с которым мы сидим, ни разу не посмотрела. Эта девушка не красавица и не соблазнительница. Просто симпатичная девушка, занятая труженица большого города, быстрая на язык, скорая на решения.

А там, на экране ноутбука — загадка, мечта о таинственной женственности, обтянутый мотоциклетным костюмом сгусток чувственности… Практический пример магии. Впрочем, магии без мага: Кира Найтли не колдует над образом, способность к превращению явно дана ей от природы. Именно поэтому она, как только ролик закончился, смотрит на меня с нетерпением, говорит своими озорными глазами: «Ну, давай свой вопрос, подруга!»

Psycholog: Вы явно довольны — что вас радует в этом ролике?

Кира Найтли: Вы разве не заметили? Там роль! В трех минутах! И роль, созданная не мной. Это чистая режиссура, высший режиссерский пилотаж. Не важно, какая я, как я играю, важно, что создан образ. Образ города — как пахнет в нем раннее утро, образ комнаты, образ аромата. Все реально, и все — метафора. В этом маленьком фильмике есть сюжет, но историй может быть сколько угодно: история, которую вообразила я, которую придумал режиссер, которую вообразил мой партнер Альберто, история его героя или история любого из зрителей. Я люблю именно такие фильмы, — в которых неважно, хороша ли я персонально. И такие роли — когда ты неотторжимая часть целого, а целое важнее и значительнее тебя. Знаете, я поэтому и интервью не люблю, и критику стараюсь не читать, там вроде как ты — центр. А я люблю кино именно за то, что никто не важнее, а самое важное — целое. А себя в кино я не очень люблю. Вернее, не особенно интересуюсь.

Вы не смотрите фильмы, в которых играете?

Кира Найтли.: Смотрю, конечно. Потому что мне важно увидеть, как на экране выглядит работа других — партнеров, гримера, оператора… Я смотрю из-за их работы, не из-за своей. Я в школе была капитаном девчоночьей футбольной команды и знаю, что такое командная игра. Я и оцениваю игру команды, а не одного игрока.

— А это правда, что после съемок «Искупления» вы потребовали поставить имя Джеймса Мак — Эвоя, вашего партнера, в титрах перед своим, а на постерах набрать его более крупно?

Кира  Найтли: Ну, «потребовала» — это сильно сказано. Не припомню, чтоб в жизни чего-то требовала. Как-то не умею… Я просила. Мне не отказали.

— Почему же вы об этом просили?

Кира Найтли: Просто я качество ценю выше лейбла. Звезда, знаменитость — только лейбл, утвердившийся на рынке бренд… В общем, я увидела первый вариант монтажа «Искупления» и сразу поняла: я — лейбл, а Джеймс — качество, и для меня стало совершенно очевидно — не могу я быть тут важнее Джеймса. Потому что Джеймс — грандиозный актер, лучший в нашем поколении. Я не знаю никого из коллег нашего возраста, кто смог бы так же полноценно сыграть трагическую роль. Потому что это в полном смысле его фильм. И все это он доказал.

Продолжение

1 2 3

1 Kомментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован


*


Капча загружается...