Кира Найтли – обольстительница сердец-3

кира найтли в полоборота

Начало

Отношусь к тому типу людей, которые в ярости плачут. У меня проблемы с непринужденным общением. Не люблю вечеринки, не знаю, как себя вести, полностью теряюсь. Приглашение на коктейль неизменно заканчивается для меня тупым стоянием в углу с бокалом шампанского. Одиноким и молчаливым. Ну не могу я так, запросто, заговорить с человеком, стоящим рядом. Однажды Сиенна Миллер — мы вместе снимались — затащила меня на вечеринку. О, это было потрясающе — я увидела, что такое подлинная душа компании. Она всех веселила, все ей были интересны, между ней и остальными не было никаких барьеров! А я плелась за ней от гостя к гостю хвостом… И хуже всего, что при этом я кажусь высокомерной стервой. А я не стерва, просто стесняюсь.

— По существу, вы стали именно тем, кем стремились стать. Но получается, что вам это не добавило уверенности в себе…

Кира Найтли:  О да, в толковом словаре статья «Неуверенность в себе» так и выглядит: «См. ст. Кира Найтли»! И успех, известность тут не помощники. Знаете, если бы можно было быть актрисой ну вот совершенно анонимно, быть в кино и не становиться на звездный конвейер, я бы, безусловно, предпочла быть просто актрисой, не звездой. Самое плохое в известности не то, что папарацци ловят, как некрасиво ты пиццу ешь. Самое дурное, что ты начинаешь служить иллюстрацией чужих умозаключений. Тут недавно одна женщина, мать умершей от анорексии девушки, обвинила таких актрис, как я, в смерти дочери. Мысль такова, что мы, одержимые худобой и утверждающие ее как беспрекословный стандарт, диктуем девочкам, как им выглядеть. И делаем их жертвами анорексии. А я просто от природы худая. У меня и папа худой. Просто наследственность. И я не утверждаю никаких стандартов. Поэтому и в Голливуд из Лондона никогда не переселюсь — там все зациклено на внешнем. Я там пошла в одну косметологическую клинику — я же лет до двадцати была страшно прыщава, и на лице остались следы прежних прыщей. Врач долго меня изучал, а потом сказал: «И нос будем поправлять?» «В смысле?», — спрашиваю. «Форму носа изменять будем?», — уточняет врач. Потому что к нему все ходят за полной, комплексной идеализацией себя… А я: «Мне бы болтушку какую-нибудь…» Вот именно это мне противно в известности: тебя используют как подтверждение неких предположений и от тебя ждут следования принятому сценарию. Но сама я не знаю, что буду делать завтра. И наслаждаюсь нераспланированной жизнью.

— Но все-таки вы находите что-то приятное в своей известности?

Кира Найтли: Да. Тут недавно в аэропорту в Глазго ко мне подошел парень, лет восемнадцати, и сказал так вежливо, стеснительно: «Прошу прощения, но можно вас поцеловать?» Я согласилась. Он поцеловал меня в щеку, поблагодарил и ушел.

— И можно предположить, с чувством, что ему несказанно повезло!

Кира Найтли: Не знаю, как он, но я точно чувствовала, что мне несказанно повезло.

«ОДНА ИЗ ГЛАВНЫХ ЖЕНЩИН МОЕЙ ЖИЗНИ»

У Киры Найтли есть все основания гордиться новым рекламным фильмом аромата Coco Mademoiselle. Во-первых, он действительно срежиссирован как полноценный фильм, история, которую можно рассказать только языком кино. Во-вторых, он создан Джо Райтом, 39 — летним британцем, который снимал Киру в «Искуплении» и «Гордости и предубеждении». Это он предложил мотоцикл как главный движущий мотив мини — фильма. Кира была в ужасе: «Я ведь раньше не водила мотоцикл. Джо явно считает меня крутой девчонкой! Да я и стала ею: мы снимали в Париже ранним утром, и прохожие застывали при виде нашего эскорта. Думаю, в тот день я была главной парижской достопримечательностью! Неплохо для британки, а?» И наконец, в-третьих, фильм о Coco Mademoiselle приблизил актрису к «одной из главных женщин ее жизни»- Коко Шанель. «Она была сильной и, самое главное, независимой — это качество для меня важнее всего».

Четыре ее любви

ПИТЕР МУЛЛАН, шотландец с талантом шекспировского масштаба, любимый актер Киры. «Персонажи, которые он создал, в них нет ничего от литературы, от искусства, никакой «персонажности», они совершенно живые. Своей игрой он добавляет в мир людей, что для меня значит — изменяет мир».

«ЗИМНЯЯ КОСТЬ» ДЕБРЫ ГРАНИК. Найтли признается, что ее зрительский вкус «совершенно киноманский». Ей не нравятся киноаттракционы: «Пираты Карибского моря» прекрасный шанс проявить себя, грандиозная работа… но не мой любимый фильм». А любимый на сегодня — «Зимняя кость». Мрачный рассказ о беспросветности жизни в американской глубинке, «невероятно правдивый и… стоический. Он о том, что человек способен на огромную жертву, на героический прорыв в безысходно рутинных обстоятельствах. К тому же главной героине 17 лет, а потому этот фильм еще и трогательно — женственный».

«НЕТЕРПЕНИЕ СЕРДЦА» СТЕФАНА ЦВЕЙГА — ее любимая книга: «Это роман о чувствах. И сюжет, и описания пейзажей, интерьеров, внешности героев — все это нужно Цвейгу, лишь чтобы передать переживания. В этом уникальность романа — весь интеллект писателя употреблен в интересах сердца».

ШЕРМАН МАКДОНАЛЬД, мама — бывшая актриса и уже больше четверти века драматург, самый близкий друг Киры. «Мама ездит со мной на съемки, дает советы, как изменить мои реплики в диалогах, если написанные сценаристом мне трудно произнести, а я потом выдаю ее поправки за свои. И при этом она никогда не вмешивается в мою жизнь. Прямой совет из сферы личной жизни я от нее получила всего один: «Никогда не смешивай напитки».

1 2 3

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован


*


Капча загружается...